05 марта 2020
Источник
MOSCOW BUSINESS
Поделиться статьёй

Это еще не рынок светодизайнеров, но все к этому идет

Прогуливаясь по вечерней Москве, вряд ли кто-то задумывается о том, что освещением улиц занимаются светодизайнеры, работающие в светотехнических бюро.
05 марта 2020
Источник
MOSCOW BUSINESS
Поделиться статьёй

Прогуливаясь по вечерней Москве, вряд ли кто-то задумывается о том, что освещением улиц занимаются светодизайнеры, работающие в светотехнических бюро. А тем временем это целая индустрия, набирающая обороты в нашей стране. Moscow.Business расспросил, что знает об осветительном бизнесе Алексей Бурыкин, основатель QPRO. Дизайнеры этой компании разрабатывают проекты освещения для офисов, музеев, ресторанов, а также городских общественных пространств.Нет сомнений в том, что повсеместное распространение интернета, социальных сетей и мобильных приложений кардинально меняют взгляд людей на то, какой должна быть архитектура, предъявляя принципиально новые требования к формообразованию, материальности, функциональности, адаптивности и, наконец, фотогеничности.

— Что изменилось в этом бизнесе с того момента, когда вы в него пришли?

— Я пришел в эту область сразу после окончания института, в 2005 году. 15 лет назад рынок, среда, город были другими. Тогда это был рынок продавцов, а сейчас нельзя сказать, что это уже рынок светодизайнеров, но к этому все идет. Раньше большая часть участников рынка в первую очередь занималась продажами и дистрибуцией, а проектирование было вторично. Тогда вообще нельзя было заниматься проектированием в чистом виде, потому что отсутствовала культура платить за дизайн-проект освещения: даже если оплата и случалась, то с редкой периодичностью и низкой ценой. В конце 90-х на рынке стал появляться доступ к европейскому оборудованию и культура освещения, пришедшая из Европы, заставила ответственных участников рынка более осознанно подходить к своей профессии. Теперь компании не просто поставляют светотехническое оборудование, но и ищут наиболее оптимальные варианты с точки зрения технологий и экономики. Последние пять лет устойчиво проявляется тренд: проектирование и поставка стали неотделимы. Появился интеллектуальный продукт. Еще одним большим витком для развития рынка лет 7–8 назад стал переход от традиционных источников света (лампы накаливания, люминесцентные и газоразрядные лампы) на светодиодные источники, которые помогают уменьшить затраты на электроэнергию, а также делают системы управления освещением более гибкими.

— Как эти изменения отразились на работе вашей компании?

— Они стали основным индикатором для трансформации нашей компании. Мы занимаемся и проектированием, и поставкой, то есть контрактной дистрибуцией. Мы начинаем со стадии проектирования и только потом стремимся заключить контракт на поставку оборудования. Если у заказчиков уже есть подрядчик, который эту работу выполняет, то мы берем на себя функцию шеф-монтажа и юстировки оборудования, если нет, то выполняем монтаж самостоятельно.

— С какими трудностями придется столкнуться предпринимателю, основавшему светотехническое бюро в России?

— Я бы выделил две проблемы. Одна из них применима к любому бизнесу, не только светотехническому. Это вопрос человеческих отношений. Бизнес — это всегда люди: и смежные партнеры, и сотрудники компании. Каждый человек уникален. И самое главное — это найти способ достичь договоренности. Мы работает в стране, в которой культура коммуникаций не всегда носит уважительный характер по отношению к участникам рынка. К тому же стройка — не самая простая область деятельности, наверное, не только в России, но и в мире. У нас проект могут реализовывать не «попадая» в проектную документацию: творческий стержень русского человека приводит к тому, что иногда каждый участник процесса считает, что он художник. Другая сложность заключается в специфике рынка — он находится на стадии формирования, и зачастую мы как светодизайнеры несем просветительскую функцию, объясняя заказчику, что такое «хороший» свет. Правильный и качественный свет не видно, поэтому люди замечают только «плохой» свет, когда глаз начинает пульсировать от дискомфорта. Но когда ты объясняешь заказчику, что собираешься принять качественное решение, то не всегда, но часто приходится объяснять, например, зачем нужен микропризматический рассеиватель, который создает более комфортное распределение света в отличие от обычного опалового рассеивателя, что такое система управление светом или биодинамическое освещение.

— Соответствует ли современный российский светотехнический рынок мировым трендам?

— Эстетику, европейские тренды — все это мы переняли, но уровень осознанности общего проектирования и согласования проектов все еще находится на низком уровне. Это приводит к тому, что освещение улиц и домов у нас выглядит достаточно хаотичным. Зачастую владелец гостиницы или торгового центра, перед которым стоит задача по привлечению покупателей, говорит, что хочет освещение ярче, чем у соседнего здания. Получается, один хочет, чтобы было ярче, а другой — еще ярче. Если такие приемы используются массово, то получается световая какофония.

 — Как эти проблемы решаются в Европе?

— У большей части скандинавских стран есть документ, описывающий мастер-план освещения города. Это стратегический документ, в котором на 10–15 лет вперед описывается стратегия изменений городской среды с точки зрения освещения. Как будут связаны все типы осветительных приборов: архитектурные, ландшафтные, утилитарное функциональное освещение, рекламное, праздничное, сезонное. Есть предписания, какими типами приборов или какой цветовой температурой идеально было бы осветить, например, фасады на этой улице и как они согласуются с освещением пешеходной и проезжей зон, рекламными вывесками и праздничными инсталляциями. Это нужно для формирования качественной городской среды, в которой не будет светотехнического хаоса, который в Москве еще присутствует. В Европе проблему светового загрязнения уже давно и активно решают, руководствуясь постулатом, что свет нужен там, где он нужен.